0 Ваша Корзина

Escif — бунтарь и защитник

27/06/2020
автор Руслан CULTRA

Эссиф (Escif) — художник широкого профиля из Валенсии. Он начал с граффити в 1996 году и его работа — одна из первых в «Выходе через сувенирную лавку», к которой прилипает взгляд, как жвачка к волосам. Вы помните Эсса: парень в маске лучадора, рисует вереницу фиолетовых глаз перед пожилой парой, которого в конце задерживают полисмены. Эссиф показал себя в разных техниках за двадцать три года: от стрит-арта до ландшафтного дизайна, но независимо от методов, пронёс внутреннюю свободу и дух разума через работы. Бессмыслица — антоним к его творчеству.

 “This Too Shell Pass” @ Las Fallas

 

Джокер в рукаве Эссифа-художника — универсальность. Его стиль выражается не столько визуально, сколько образом мышления. Работы Эссифа узнаете сразу, будь это скетч, мьюрал или инсталляция. Они простые. Они чистые. Сюжет втиснут в них, как в детских головоломках, где для полной картины требуется соединить точки по номерам. 

 

«Опасность заключается в том, что можно забыть, что техника — это инструмент, а не конечная цель.»

 

Последняя крупная работа Эссифа называется “This too shell pass” (Это тоже пройдёт) — двадцатиметровая инсталляция из дерева — медитирующая в позе лотоса девушка. Девушка предстаёт с закрытыми глазами и ртом, сконцентрированная на собственном спокойствии. Инсталляцию готовили год, потратив четыре тонны дерева, чтобы разместить на ратушной площади, для ежегодного фестиваля “Las Fallas”. Фестиваль проходит в марте, когда улицы Валенсии превращаются в место вечеринок.

 

 

Мир охватила пандемия коронавируса во время установки новой достопримечательности. Организаторы отменили фестиваль, что внесло в работу Эссифа некоторые коррективы вроде медицинской маски на лике медитирующей девушки. Инсталляции сгорают, согласно традициям “Las Fallas”, в ночь на девятнадцатое марта. Это и произошло с работой Эссифа, исключая вот что: по просьбе местных жителей верхнюю часть работы демонтировали и установили как отдельный монумент мировой солидарности во время пандемии. 

Валенсия — третья в Испании по численности горожан, раскинулся на побережье Средиземного моря и это родной город Эссифа. Эссиф начал с классического граффити в 1996-м, вместе с друзьями Albe и Brut. Оба последних забросили граффити, но Эссиф присоединился к команде XLF.

 Deih XLF

 

Команда основана в 2002 году, участниками которой стали DeihOn-Ly и Sr. MarmotaXLF, по словам художника, не похожа на типичную граффити-команду, скорее на дружеский кружок по интересам, в котором приятно пролетает время. Описывая работы Эссифа, как граффити-райтера, сложно подобрать слова, кроме эпитетов «обыкновенные», ведь на его шрифтах сложно остановить внимание. Это попросту граффити.

 Одно из граффити Эссифа (2004)

 

Расцвет Эссифа-художника пришёл на конец нулевых, во время перехода от классического леттеринга к изображению персонажей и выражению взглядов через работы. Изменилось отношение художника к актам искусства в целом.

 

«Одни говорят что я рисую граффити, другие — что это стрит-арт. Но обе стороны неправы: я просто рисую на улице».

 

 

С этих пор работы Эссифа относятся к мьюралам, однако скрывают особенности. Обычно под «мьюралом» подразумевают масштабную роспись объекта, но наш герой недалеко ушёл от размеров обыкновенного граффити. В интервью 2009 года Эссиф отметил, что девять из десяти его работ — нелегальные. Отсюда и столь малый размер, по меркам мьюрализма. Но вряд ли это влияло на смысловую нагрузку произведений в худшую сторону. Скорее наоборот: художник не пишет что задумал — главная проблема монументальных росписей. Отдельных и на фестивалях. Такие работы приходится согласовывать с местными властями, играя по правилам вторых. В компактных нелегальных же росписях свобода остаётся нетронутой.

 Работа “Educación Para La Ciudadanía” в Валенсии, Испания (2012)

 

В конце 00-х и начале 10-х, лейтмотив работ Эссифа — тонкая критика как общества, так и самих уличных художников. После краткого пособия Бэнкси «Как стать успешным в галерейном пространстве», где Тьерри Гетта сумел поднять состояние с помощью стрит-арта, акцент уличных постепенно сместился со свободы самовыражения в сторону комфортного существования. Новички в стрит-арте думают иначе: рисование больше не самоцель или попытки что-то изменить, помимо выписок банковского счёта. Теперь же стоило сделать пару громких работ, распространить через Instagram, а затем появляться на выставках пять раз в год. Это вряд ли подходит под описание стрит-арта, которое было справедливым к феномену, за пять лет до аукционов. 

 

 

В интервью с Эссифом в журнале Juxtapoz есть вопрос, в котором утверждается рост уличного искусства до «глобального явления». Художник обрывает:

 

«Я не верю, что уличное искусство выросло. Пропаганда, маркетинг и институализация уличного искусства выросли, но стрит-арт исчезает как таковой. Я думаю, что нужно разделять искусство, историю искусств и арт-рынок. Хоть это и смежные области, которые можно спутать, но они основаны на совершенно разных вещах. Искусство не имеет ничего общего с покраской огромных стен или зарабатыванием миллионов долларов».
 
 
 
«Галерея — это магазин, а магазин — не самое лучшее место для развития вашего творчества. Я не говорю, что это невозможно. Я говорю, что это не лучшее место».

 

Эссиф часто отмечает, что любит рисовать в одиночку. Он выбирает места по ощущениям: текстура стен, местоположение. Эссифа не заботит вопрос сохранения работ. Формула художника: не как, а что. Не чем, а где. 

 

 

Вторая половина 10-х снова внесла коррективы в восприятие мира художника. Остроумие не покинуло Эссифа, но в адрес коллег желчи стало меньше. Что и говорить: думаю, соотношение нелегальных работ уменьшилось и стало сильно меньше тех, описанных выше, девяноста процентов. Эссиф — исследователь по натуре, и получает сильное удовольствие, концентрируясь на этом. Посыл работ стал более однозначным:

 

«Я наполняю работы содержанием, чтобы другие не делали этого за меня».

 

 

В 2015 году Эссиф отметился холстом “American Piss” в парке развлечений имени Бэнкси (Banksy) “Dismaland”. На полотне изображена упавшая рука Статуи Свободы, с зажатым в кисти факелом. Надпись указывала на уборные комнаты по правую сторону. Эссиф острил, что это путь, который выберут цивилизованные страны, если войны станут проходить не на периферии, а затронут их территории.

 

 

Затем последовала бесчисленная череда иллюстраций. Каджый из рисунков отображал движение мнений в обществе. Эссиф выпустил две книги с фотографиями работ и скетчами. Это, по сути, альбомы с комментариями художника. Первая — “Muros Y Parades” в 2010 году, спустя шесть лет появились новости о выходе новой книги — “Elsewhere Book”.

 

«Граффити как идея подразумевает нарушение «общественного» пространства, поэтому его институциональная адаптация перестаёт иметь ценность».

 

Это отразилось в акции в глубинках Индии, когда Эссиф изображал на жилищах местных жителей что они скажут. Позже художник отмечал, что люди просили рисовать очень личные вещи.

 

 

Протест Эссифа против увеличения масштаба работ бывших уличных, а теперь монументальных, художников так же сошёл на нет. За ним было замечено десятки остроумных мьюралов, но со следующими проектами Эссиф развернулся не на шутку. На этот раз художник обратил внимание публики на последствия комфортного существования рода человеческого. Проект “Breath” — как спасение человечества от самого себя. Местом действия стала гора Оливелья, расположена у залива Сапри. Люди вырубили лес на вершине горы триста лет назад и последствия видны до сих пор. 

 

Художник вооружился пятью тысячами деревьев, десятками волонтёров и создал органический рисунок в виде индикатора аккумуляторной батареи, которую природа со временем заполнит сама. По идее этим будет отображёно восстановление природы на площади в сто двадцать тысяч квадратных километров, на которых появились две с половиной тысячи клёнов и столько же дубов. 

 

 

Проект “Breath” удалось завершить при помощи краудфандинговой кампании. Волонтеры высадили низкий заряд батареи в сентябре 2017-го, а через два года лес заполнил индикатор аккумулятора. Окончательный результат столь масштабной инсталляции будет виден уже скоро — в сентябре 2020 года.

 

Эссиф реализовал схожий проект и в Новой Зеландии, где под кураторством Эрнеста Захаревича (Ernest Zacharevic), другого уличного художника, Эссиф восстанавливал тропические леса. Наберите в поисковой строке “Rewild”, если захотите узнать об этом больше.

 

 

Лучше всего выражает подход Эссифа к жизни следующий случай:

«Однажды я подстроил так, чтобы полиция застала меня врасплох, пока я расписывал дверь дома приятеля, словно это было без разрешения. Я записывал произошедшее на камеру, которую установил в доме напротив, и... угорал с этого видео после».

 

 

По описанию, запись описанного случая как раз появляется в дважды упомянутой «Сувенирной лавке».

Мне нравится его подход к жизни, к юмору. Эссиф — игрок. Он исследователь. Главное в жизни — черт возьми, жить. Он замечает красоту и не умолкает, если рядом царствует несправедливость. Как много художников вбирают такое, пропускают сквозь себя, а затем об этом говорят?

 

Материал подготовил krieight, автор блога Cultra.